Сиваченко Геннадий Макарович

 

Геннадий Сиваченко – ветеран 8‑й Воздушно-десантной дивизии, проживал на Первомайщине. Восемнадцатилетним пареньком он в составе 8‑й ВДД освобождал наш город. Десантником Геннадий Макарович тогда был, что называется, без году неделя. Вместе с другом-односельчанином ранней весной 1944 года он сбежал на фронт, благо – возраст уже позволял, и до линии фронта было рукой подать. И так случилось, что попал он в расположение десантников и остался в дивизии. Немного подучился, буквально несколько дней, и в бой.

 

Нас привезли в Лысую Гору, – вспоминает Геннадий Макарович, – сказали: “Побудьте здесь дней пять, мы вас в дивизию оформим”. Дали нам книжечку о пулемете “Максим”. А я восемь классов до войны окончил, грамотный, как говорится. Прочитал, разобрался, раз-два – собрал пулемет, и пошли дела нормально. Вот так нас, семерых хлопцев, и приписали к дивизии, которая в то время готовилась к штурму Первомайска. 22 марта мы пошли в наступление. Наш батальон сражался со стороны Мигеи. С этого и начался мой боевой путь. А потом мы пошли боями до Балты, от Балты до Рыбницы, потом через Молдавию дошли до Румынии.

В Румынии, кстати, произошел с нами курьезный случай. Послали наш пулеметный расчет на передовую, на сопку, в уже готовые окопы. Дали ориентиры и сказали, что будем мы поддерживать огнем бойцов штрафной роты. А штрафная рота – это провинившиеся, те, кто должен искупить вину либо кровью, либо жизнью. Страшно нам было, конечно, аж мороз по коже шел. Я разбросал своих хлопцев по окопу, заняли мы оборону и ждем. Стемнело. Вдруг видим, кто‑то вроде по полю идет. Я командую: стрелять короткими очередями. Длинными нельзя было, потому что пламя от стрельбы, и немцы по нему нас сразу же определили бы и накрыли. Дали мы короткую очередь. Вроде бы враг упал. Потом смотрим – опять идет! Я беру снайперскую трофейную винтовку. Прицелился, выстрелил… Вроде упал. Ну, думаю, все, убил. Ан, нет. Опять идет. И так целую ночь. А утром оказалось, что мы за немца приняли подсолнух с огромной шапкой. Он от ветра колыхался, и казалось, что идет человек. Вот так нас подсолнух напугал.

Потом была Венгрия, Австрия. Нас бросали везде, где бои велись тяжело, во все труднодоступные места. А войну я закончил в Чехословакии, за 40 километров от Праги. Уже было объявлено о Победе, а нам еще приходилось добивать фашистов, которые не хотели сдаваться в плен. 13 мая 1945 года для меня война окончилась…

Однако армия еще пять лет не отпускала командира пулеметного расчета. Пришлось ему дослужить положенное. За месяц до мобилизации его командир по-просил: оставайся, мол, служить, направим на учебу, дадим “лейтенанта”. Но Геннадий Макарович отказался. Раньше, говорит, надо было звания давать. Дома его ждала больная мама. От отца, ушедшего на фронт в 41‑м, в семью не пришло ни одной весточки. И за всю послевоенную жизнь Геннадий Макарович так ничего и не узнал об участи отца, хотя, будучи активистом ветеранского движения, помогал множеству людей разыскивать родных, друзей, однополчан.

После женитьбы Геннадий Макарович осел в Каменном Мосту. Более двадцати лет проработал в сельской школе физруком, и еще двадцать семь лет – электриком. Вырастил двоих детей. В 1987 году добился установки памятника своим однополчанам у села Ивановка. Памятник этот выполнен в виде знамени 8‑й ВДД. Но самое важное в жизни Геннадия Макаровича – это его музей, экспозицию которого он собирает уже почти 30 лет.

Накануне празднования Дня Победы мы отправились в Каменный Мост, чтобы посмотреть на уникальный музей ветерана. Под музей выделена маленькая комната в его доме. На полу – серые, похожие на домотканые дорожки, на окнах – белоснежная тюль, на беленых стенах – фотографии однополчан, на столах и диване – альбомы с памятными снимками, папки с газетными вырезками, переписка с боевыми друзьями, книги, подарки, сувениры… Все тщательно рассортировано, аккуратно подшиты документы и письма, любовно разложены в коробочках боевые награды и именные часы. И строгая надпись на дверях: “Уголок боевой славы”.

Геннадий Макарович охотно водит нас экскурсией по своему крохотному уголку. Показывает, рассказывает о каждом экспонате. Вот фронтовой котелок и ложка, вот макет памятника однополчанам, вот фотография отца, а вот на снимке командир его батальона, который после войны отвечал за безопасность космонавтов и смог организовать для своих однополчан две поездки в Звездный городок… Здесь пухлая картотека, в которую занесены все боевые товарищи, а также учебные и другие учреждения, где побывал хозяин музея. На листочках картона аккуратно записаны адреса, в уголке фотографии. Многие листки перечеркнуты черной линией наискосок. Это значит, что человек умер…

Музейное дело так увлекло Геннадия Макаровича, что он не ограничился лишь своим “Уголком боевой славы”. С удовольствием делился экспонатами и помогал в организации Музеев боевой славы 23 школам, в том числе и московским. В Первомайске он дважды занимался музеем СШ № 11. Говорит, много было экспонатов, но растащили все. Передавал фотоматериалы о дивизии в СПТУ-22, в школы Катеринки и Ольшанки.

Запись опубликована в рубрике Новини. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Сиваченко Геннадий Макарович

  1. alex говорит:

    Умер Геннадий Макарович на днях. Светлая память героям. Земля ему пухом.

  2. Анастасия говорит:

    Хороший был человек, помню эту поездку на Партизанскую искру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>